Приправь жизнь эмоциями!
Рассылка новостей
Пожалуйста, укажи E-mail корректно

Как иностранный язык влияет на наши эмоции, суждения и мораль?

Обычно мы считаем, что язык передает информацию, а не изменяет ее. Но проведенные за последнее десятилетие исследования показывают, что восприятие, ответы на вопросы могут зависеть от используемого языка.

Например, когда китайско-английских билингвов наугад просили заполнить на китайском языке анкету на тему чувства собственного достоинства, они давали ответы, свидетельствовавшие о гораздо более низкой степени самоуважения, чем когда ту же самую анкету им предлагалось заполнить на английском. В данном случае причиной можно назвать культурные различия. Читая вопросы на тему чувства собственного достоинства на английском языке, бикультурные респонденты настраиваются на американскую волну самоутверждения. Но читая вопросы на китайском, респонденты настраиваются на традиционную китайскую добродетель скромности. Это назвали эффектом иностранного языка.

Язык не только передаёт информацию, но и меняет её, а вместе с этим наше мышление.

В контексте вопроса о взращивании европейского сознания, европейских ценностей, - ответ один: нужно учить иностранный язык.

Более того, поскольку у билингвов задействованы разные части мозга, они обладают большей остротой и гибкостью ума, быстро адаптируются к непредвиденным обстоятельствам, что является неотъемлемой частью успеха в сегодняшние дни. В процессе многочисленных исследований ученые выяснили, что двуязычный человек принимает более рациональные решения, когда решает дилемму, описанную на иностранном языке (это объясняется так называемой боязнью потери).

Подобные исследования перенесли в область морали и добавили эмоциональную составляющую, использовав известную дилемму с трамваем.

Трамвай без тормозов мчится на группу из пяти рабочих, которые не видят его и не смогут вовремя отскочить в сторону, а поэтому неизбежно погибнут.

Представьте себе, что вы стоите рядом с трамвайными путями возле стрелки. У вас есть выбор: вы можете перевести стрелки и направить трамвай на другой путь, где находится только один рабочий. Переведете ли вы стрелки, чтобы убить одного человека и спасти жизнь пятерым рабочим на главном пути?

Если остановиться на вопросе принятия решений, то прагматизм говорит о том, что спасение большего числа рабочих равноценно тому, что человек творит огромное добро. Поэтому с точки зрения морали допустимо убить одного ради спасения пятерых. Большинство людей (до 70% в некоторых опросах) говорят, что переводить стрелки позволительно. Когда задавали этот вопрос людям, им сканировали мозг. Выяснялось, что участки префронтальной коры, отвечающие за исполнительную функцию, активны. Это говорит о том, что люди осознанно обдумывали это решение.

Однако есть еще одна дилемма, требующая от вас «личных» действий, когда надо убить одного человека ради спасения пятерых. Это так называемая дилемма пешеходного моста.

Представьте себе, что вы стоите на мосту над трамвайными путями, по которым на группу из пяти рабочих мчится трамвай. Рядом с вами стоит крупный мужчина с тяжелым рюкзаком. Если вы столкнете мужчину с моста на рельсы, он погибнет, но остановит своим телом и рюкзаком трамвай, и таким образом спасет пятерых рабочих.

Эта дилемма называется «личной», потому что перед вами встает выбор: вы можете спасти пять жизней, но для этого вам нужно лишить жизни одного человека собственными руками. Соответственно, дилемма со стрелками называется «обезличенной», поскольку непосредственно вам никого убивать не надо.

Респонденты, решающие дилемму пешеходного моста, обычно говорят, что испытывают неприятные эмоции, такие как ужас, когда им предлагают столкнуть человека на рельсы навстречу неминуемой смерти. Использовать человека в качестве тормоза, в качестве средства достижения цели кажется неправильным, даже если в итоге это приведет к положительному последствию в виде спасения пяти жизней. В личной дилемме показатели допустимости  такого варианта до 20%, что гораздо ниже 70% в обезличенной дилемме. В данном случае включается эмоциональный участок мозга, а не префронтальная кора.

Интересно становится тогда, дилемма излагается на иностранном языке.

Если при использовании иностранного языка эмоциональные центры мозга работают не столь активно, как при использовании родного языка, то мы можем ожидать большего прагматизма при решении дилеммы с пешеходным мостом («личная» дилемма), когда она излагается на иностранном языке. Именно это и подтвердилось в исследовании. Читая и отвечая на родном языке, лишь 20% респондентов назвали допустимым решение столкнуть человека с моста на рельсы ради спасения пятерых рабочих. Но когда вопросы и ответы были на иностранном языке, показатель допустимости поднялся до 33%.

Следует заметить, что по обезличенным (менее эмоциональным)  дилеммам такого эффекта иностранного языка обнаружить не удалось. В таких опросах ответ «позволительно» дал 71% респондентов и в первой, и во второй языковой категории. Это свидетельствует о том, что эффект иностранного языка характерен для моральных дилемм с мощной эмоциональной составляющей.

Здесь возникает вопрос о различиях между эмоциями и логикой, между интуицией и обдуманными действиями. Родной язык в большей степени задействует эмоции и интуицию, нежели иностранный. Однако люди, которые хорошо владеют иностранным языком, погрузившиеся в его среду, начинают испытывать на этом языке такие же эмоции, как и на родном. Тем самым у них есть возможность разнообразить  спектр своих эмоций и повысить гибкость своего мышления.

Приправь жизнь эмоциями!

 

btc-all.com